Home Из воспоминаний Е.В.Косминской

[Главная страница] - [Карта сайта] - [Поиск по сайту] - [Написать в ИНБИ]




Н.Н.Дьячков
УЧЕНЫЙ СЕКРЕТАРЬ
ИНСТИТУТА БИОХИМИИ им.А.Н.Баха —
к.б.н. Николай Николаевич ДЬЯЧКОВ
*

* — фотографии Н.Н.Дьячкова даны в конце статьи


      Кабинет Директора Института, академика А.И.Опарина располагался в 1-м корпусе здания на Ленинском пр., 33, и там же сидел и Ученый секретарь - Н.Н.ДЬЯЧКОВ. И при моем поступлении в Институт в 1956 г. мне там же поставили столик - так началась моя работа в Институте. Обстановка была очень приятная, я бы сказала - патриархальная. Патриархом, конечно же был А.И.Опарин, но это не угнетало, а даже как-то вдохновляло. Когда А.И.Опарину нужно было вести доверительные беседы, что обычно бывало накануне выборов в АН СССР, то мы с Н.Н.Дьячковым выходили в коридор.
      Николай Николаевич был человеком удивительным, благородным и порядочным. Высокий, элегантный он сразу располагал к себе. Будучи старым холостяком, он обожал женщин, относился к ним по-рыцарски, каждой находил доброе слово.
      Это было особенно важно в коллективе, где работало много женщин Когда кто-то из молодых сотрудниц приходил к нему с бумагой на подпись или проконсультироваться по поводу предстоящей защиты диссертации, он сначала долго смотрел на нее, а потом говорил - "дорогая, у вас сегодня другой оттенок губной помады, что старая уже кончилась или теперь другая в моде?" Девушка краснела, улыбалась, довольная тем, что такой импозантный мужчина, как Ник-Ник, оказал ей внимание. Вопросы решали легко и доброжелательно.
      Николай Николаевич был не только помощником А.И.Опарина, но и его другом и советчиком. Среди ученых Института у него было много друзей. Это Г.А.Деборин и М.С.Шипалов, с которыми он совершал автомобильные путешествия, М.А.Бокучава и К.М.Джемухадзе знакомили его с производством чая в Грузии, а с академиком А.Л.Курсановым его связывали давние дружеские отношения.
      Особое волнение у него бывало при защите диссертаций в Ученом совете Института. Всегда было напряженно с кворумом, - кто-то за границей, кто-то в больнице... И тут-то Ник-Ник был неподражаем. Он развивал бурную деятельность и добывал нужные голоса как мы шутили, "из постели".
      Будучи ученым секретарем Баховского комитета, Николай Николаевич большое внимание уделял ежегодным Баховским чтениям - подбор кандидатур, изданию этих лекци, а также рассмотрению кандидадатов на Баховскую премию, учрежденную Советом Министров СССР в 1946 г. Чтения всегда происходили в торжественной обстановке, лекторами были выдающиеся ученые-биохимики.
      Как ученый, он бывал порою рассеян, долго искал любимую ручку или нужную бумагу, которая была прямо перед ним.
      Однажды на даче у А.И.Опарина был очередной прием гостей. В этот раз все расположились на лужайке перед домом. Все было великолепно, все были довольны и веселы. Когда гости разъехались, жена А.И.Опарина - Нина Петровна, которая была рачительной хозяйкой, стала пересчитывать серебряные ложки. Одной не хватало. Обыскали все кусты, домработница божилась и плакала, а ложки все нет да нет. Прошла неделя и Николай Николаевич пришел на работу и говорит мне "Лизанька, а я ведь обнаружил ложку в кармане пиджака. Как неловко получилось..."
      В 1961 г. в год проведения в Москве V-го Международного и биохимического конгресса был введен в эксплуатацию новый корпус Института (2 корпус, пристройка к старому) и у А.И.Опарина, - Президента V-го МБК - теперь был новый кабинет, а у нас Ник-Ником - приемная.
      Ник-Ник умел создать атмосферу доброжелательности, готовности помочь. Это отмечали все, кто бывал в Институте. Его любили и уважали все, с кем ему приходилось иметь дело. Он был терпимым человеком. В напряженный рабочий день, когда в приемной много людей, а я непрерывно печатую очередную редакцию книги А.И.Опарина, а Н.Н.Дьячкову нужно сочинить очередной годовой отчет для Президиума АН СССР, к концу дня он обычно говорил - "Опять не успел... возьму домой"...
      В известной степени он был педантом - например, среди многих дел, мне нужно было во время дать чашку чая А.И.Опарину и я делала это быстро и между дел: чай в чайник, кипяток, затем в чашку и на стол. В это время Н.Н.Дьячков укоризненно смотрел на меня поверх очков и говорил: "Лизанька, разве так можно? Разве это чай? Это... Бог весть что..." Выливал содержимое чайника в раковину и начинал все как следует: сначала чайник обдавался кипятком, потом насыпался чай, потом немного кипятка, покрывал чайник салфеткой и только потом наливал в чашку.
      Дорогой Ник-Ник, так друзья звали Н.Н.Дьячкова. Он любил, обожал и боготворил даму своего сердца - назовем ее Р. Утром он звонил ей узнать проснулась ли она, говорил какая погода на дворе, стоит ли красить реснички и проч. проч. При этом ему было все равно - есть ли кто в комнате, или уже пора открывать заседание Ученого совета. Все относились с пониманием к этому увлечению, а может быть и с долей зависти. Вскоре после кончины А.И.Опарина тяжело заболел Н.Н. и скончался в больнице АН СССР.
      В Институте были поминки. Все искренне горевали о нем, как о человеке редкой породы и порядочности. Была приглашена и Р. Надо сказать, что в те времена далекие, всякого рода отношения не скрепленные гербовой печатью, мягко говоря не поощрялись. Но в данном случае ни у кого не возникло сомнения в том месте в жизни Н.Н., которое занимала Р. Она произнесла слова благодарности стоя и слезы текли у нее по щекам.
     2003

Избранные фотографии Н.Н.Дьячкова

enlarge Ученый секретарь Института кандидат биологических наук Н.Н.Дьячков enlarge Н.Н.Дьячков на защите диссертации (слева - А.И.Опарин). 1963 г. enlarge На защите диссертации


enlarge Заседание Ученого совета.
Слева направо: А.И.Опарин, В.Л.Кретович, И.А.Егоров, Н.Н.Дьячков, М.А.Бокучава.
enlarge На трибуне Н.Н.Дьячков. enlarge Н.Н.Дьячков и Е.В.Косминская. Заседание АН СССР, посвященное 250-летию Академии (1974 г.).



[Главная страница] - [Карта сайта] - [Поиск по сайту] - [Написать в ИНБИ]


email to INBI
Last review: 28, July, 2003.
© A.N.Bach Institute of Biochemistry of the R.A.S., 2001